Он улыбался

Он улыбался

Он улыбался

Если есть тело – должен быть дух,
 Если есть шаг – должен быть след,
 Если есть тьма – должен быть свет.
В. Цой

Под оглушающие очереди Эл-086 бежал, петляя между воронками, остовами машин и разного калибра бытового мусора. Пули смачно щелкали по остаткам асфальта, выбивая фонтаны его кусков.  Крупнокалиберным палят, – подумал Эл-086, прыгнув для укрытия в очередную воронку. Сердце гулко билось, адреналин зашкаливал. До заветного угла полуразрушенного здания оставалось каких-то два десятка метров. Выстрелы на мгновение стихли. Пауза. Пора. Последний рывок… Он почувствовал, как пули пробивают его бронежилет, кровавая мгла помутила обзор. До укрытия не хватило всего несколько шагов.

Досадно. Опять не успел. В следующий раз нужно запастись побольше дымовыми шашками для маскировки. Но все равно уже лучше. С укрытия он сможет поразить грантами последнюю пулемётную точку отверженных. Тогда можно уже спокойно добить всех оставшихся: женскую часть с их потомками. Он предвкушал, как будет их методично уничтожать, в ужасе разбегающихся и  прячущихся по углам.

  Эл-086 хотел было перезагрузить миссию спасения мира от нежелающих жить для блага общества, как услышал:

– Ваше время вышло, принимайте ужин и готовьтесь ко сну.

он улыбался

Мягкий и в тоже время настойчивый голос заставил Эла прервать миссию. Он не без сожаления снял контактный шлем с головы и освободился от карбонового костюма погружения в обитель будущей вечности. На сегодня все. Он с тоской оглядел свое биопространство. Комната казалась еще более унылой и тесной по сравнению с ярким миром, из которого он только что вышел.    Взгляд упал на экран, занимающий большую часть стены. Обратный отсчет оставшихся минут вынуждал торопиться.

– Ужин готов, – сообщил голос.

Он поспешил к аппарату раздачи пищи, голод давал о себе знать.

– Прочтите хвалу, дающему пищу и жизнь великому правителю.

  Еда в прямоугольных брикетах была как всегда безвкусной, пресной. Он быстро с ней расправился и запил какой-то мутной жидкостью. Ему опять показалось, что насыщается он как-то все меньше и меньше. Но приняв еще обязательные после еды продолговатые таблетки, чувство ненасытности ушло.

– Благодарите питающего вас и готовьтесь ко сну, – голос прервал его неблаговидные мысли.

Он пропел хвалу ведущему человечество к вечному миру и безопасности. Теперь быстрее спать, завтра работа. Скорее бы прошло это время, и он вновь бы облачился  в нейрокостюм. Если лучше трудиться, то время пользования грядущим миром будет расширено. Главное не ошибаться и соблюдать правила, иначе время наоборот уменьшится. В этих размышлениях он заснул, точнее провалился в забытье.

Утро, хвала спасающему мир, завтрак и на работу.

Работа на конвейере по сбору нейрокостюмов не приносила удовольствия. Он должен был весь рабочий день повторять однообразные механические движения по собиранию шлема. Недавно стали собирать более совершенный костюм, чем у него. С возможностью полного погружения в будущее миры. Теперь нейросистема костюма может стимулировать мышцы и рецепторы кожи по всему телу человека. Ощущение любых движений и прикосновений гарантированно, а само тело человека при этом остается полностью неподвижным. Он мечтал о таком костюме. Хвала Властителю, он обещает всем и скоро по новому интерфейсу.

Каждый гражданин свободного мира имеет право выражать и осуществлять свои самые смелые желания в мире, не имеющем границ.  Самое главное, что всем своим подданным Величайший предоставит вечность в выбранных ими мирах. Нужно только как следует развить свои самые тайные склонности.  Обрести полную свободу от того, что угнетало и тормозило развитие истинной личности всю предыдущую историю человечества. Но теперь, слава Избавителю, темные века истории закончились.

Ведь страшно подумать, что раньше человеку возбранялось быть свободным. Желания человека считались порочными, преступными и даже аморальными. А за попытку их исполнения наказывали, бросали в тюрьмы и даже убивали. Какое безумие? Разве виноват человек, что у него заложена с рождения, к примеру, агрессивность, желание властвовать, страсть к убийству и разрушению, тяга к противоположному полу и прочее некогда в старом мире запретное? Неприкосновенность человека на свободу мысли, чувств ломали с детства. И такая жуткая несправедливость и насилие над личностью считались за норму.

Но, слава Открывающему людям истину, в новой эре это невозможно. Каждому предоставляется полная возможность выразить себя в выбранных им мирах, а за особые заслуги даже в обычном мире свободного общества. Нужно только лишь стараться соблюдать все правила и хорошо себя развивать.

 Новый мир мог быть еще более совершенным, если бы не враги. Они – это безумцы, утратившие даже право назвать их людьми, не желающие эволюционировать и жить по правилам, восстающие против нового идеального порядка. Они занимают еще пока земли, которых так не хватает для обеспечения в достатке продовольствием свободных граждан.  Они загрязняют окружающую среду и являются источником и разносчиками всевозможных болезней, так как живут в антисанитарных условиях, отказываются от современного медицинского ухода и обслуживания.  Когда он думал об этом, ненависть у него возрастала к этим противникам благополучия общества и самого правителя. Он хотел их уничтожать. Что он и делал, но только в мире погружения. Эх если б…

Конвейер остановился, и цветовая иллюминация со звуковым сигналом сигнализировала о наступлении времени обеда. Обед – желанное время и половина рабочего дня позади. Пока он спешил в пункт раздачи пищи, коммуникатор на его руке завибрировал и засветился красным цветом. Важное сообщение. Что бы это могло быть? Он остановился. Надо же от самой центральной системы, главной помощницы правителя! Глаза бежали по строчкам: «Поздравляем! Вам оказано доверие, и вы избраны для исполнения ваших самых главных желаний. Вам необходимо пройти подготовку по адресу…. Явится завтра в 13.00 планетного времени».

Совершенно потерянный от ошеломляющей новости, Эл-086 автоматически выполнил привычные действия и незаметно для себя очутился за обеденным столиком. Он, конечно же, мечтал попасть в круг избранных, но в тоже время считал себя недостойным. И вот ему выпала такая честь. Он боялся в это поверить.

– Нет, вы посмотрите на него, – к нему подсели трое в синих комбинезонах–символ принадлежности к статусу третьего уровня человеческого капитала. Бригадиры, их звали Баф, Вал  и Мор. Раньше они даже брезговали говорить с такими как он, находящимися в первом статусе простых работяг – зеленых комбинезонах. Впрочем, иногда они подобных ему счастливчиков уводили с собой. Больше он их не видел.

– Ха, да он до сих пор в растерянности, не может поверить своему счастью,–рассмеялись бригадиры.

– Добро пожаловать в новый статус Эл-086. Мы видели тебя в твоих миссиях желанного мира. Но этот мир совсем иной, нужно подготовиться. – хитро щурился Баф.

– Да, нужно пройти спецкурс, чтобы уничтожать этих – отбросов эволюции, – со злобой сказал Вал и, глядя холодным взглядом в глаза Элу, спросил:

– А ты сможешь, Эл?

– Я буду из всех сил стараться оправдать доверие, – заучено проговорил он.

– Посмотрим… Завтра не опаздывать, новобранец, – акцентировано на последнем слове сказал Мор, хлопнув его по плечу. Тройка рассмеялась и удалилась.

Следующий месяц  для Эла-086 пролетел как в тумане. Знакомство с оружием, которым раньше он пользовался только виртуально, его тяжесть и стрельба  давали совсем иные ощущения. Реальный курс молодого бойца был гораздо сложнее, но и интереснее. Благодаря отличному природному здоровью и своей непритязательности, он свыкся с тяжелыми физическими нагрузками и жестким распорядком дня. К тому же кормежка была значительно лучше.

Их  учили быстро подавлять огневые точки и зачищать территории от врагов. Нужно действовать максимально жестоко и научиться пробуждать, освобождать в себе зверя, чтобы не давать никому пощады. Уничтожаемые не заслуживают никакого снисхождения за угрозу миру и безопасности их общества.

Наконец тревога и первая операция. Обнаружена точка нахождения мятежников. Эл-086 долгое время не решался спросить у своих инструкторов: почему их не обеспечивают кибер-костюмами и экзоскилетами? Вообще электронных новшеств не было. Он думал, что им что-то современное выдадут к реальной операции, но этого не произошло.

Уже находясь в десантном вертолете, он своим вопросом рассмешил Вала, Бафа и Мора.

– Ты что не знаешь? Мятежники используют электромагнитные бомбы и глушилки, подавляющие работу всей электроники в радиусе нескольких километров как минимум.

–  В таких условиях куда надежней классика, – сказал Баф, поглаживая с любовью свой ручной пулемет.

Эл с тоской посмотрел на выданный ему далеко не новый и повидавший виды автомат АК-74.

– Всем надеть защитные маски! Мы в не стерильной зоне, возможно заражение! Приготовиться к высадке. Необходимо быстро обнаружить и подавить огневые точки прикрытия, чтобы никто ушел! Мор, Баф и Вал возьмете новобранца на себя, вы знаете, как действовать! – раздавались отрывистые команды старшего офицера.

– Вперед!

Они бежали по улице, когда-то густонаселенного городка, теперь полуразрушенного и казалось абсолютно пустынного. Приближаясь к нужной точке, их штурмовая группа сбавила темп, стараясь двигаться как можно более скрытно. Восходящее солнце отбрасывало длинные тени от стен зданий, в которых они бесшумно скользили. Не верилось, что окружающая тишина вскоре может взорваться звуками выстрелов.

антиутопия

По командным жестам офицера начали рассредоточиваться. Короткими перебежками от здания к зданию их группа приближалась к выходу на небольшую площадь.

Отдав команды отряду приступать к оцеплению площади, командир обратился к Валу, Мору и Бафу:

–  Вы выдвигаетесь вперед и…как обычно знаете, что делать.

Эл-086 следовал за своими кураторами. Остановились. Дальше выход на площадь.  Место было открытое. Самым близким, метрах в 150-ти, было невысокое почти целое здание и, чуть далее, другое полуразрушенное.

– Слушай внимательно, Эл, твоя задача быстро добраться до того полуразрушенного здания, – показывал Баф, – мы за тобой и тебя прикрываем. Бегом!

Эл рванул вперед, быстро приближаясь к своей цели. Ближе, еще ближе. Его взгляд выискивал, где можно войти в помещение. Пустые окна? Нет – высоко. Его внимание привлек небольшой проем, зияющей чернотой. Возможно, туда удастся пролезть. Каких-то пара десятков метров…

Вдруг, в проеме что-то шевельнулось. Показалось? Еще пару шагов бега и он похолодел. Это ствол крупнокалиберного станкового пулемета. В чем-чем, а в оружии он разбирался. Дуло хищно смотрело прямо в него. Эл метнулся в сторону, вернее попытался. Ноги от поглотившего страха сразу сделались ватными, дышать стало нечем. Он разворачивался медленно, недопустимо медленно. Стук сердца, бьющий колоколом по всему телу. На таком расстоянии бронежилет с его телом разорвет в клочья. В этот раз в действительности. Кнопки перезагрузки не будет. Сейчас всё…

Очередь громом разорвала тишину городка. Он упал как подкошенный…

Оглушающие звуки очереди продолжались. Вздрагивая всем телом от выстрелов, он осознал, что, ещё жив. Задыхаясь, он сорвал респиратор, жадно глотая утренний воздух. Перестрелка была в самом разгаре. Не по нему. Эл попробовал потихоньку отползти подальше, но очередь, раскрошившая плитку перед ним, вмиг отбила охоту. Ему хотелось вжаться в землю до растворения в ней. По каким-то причинам его до сих пор не убили.

Наконец прозвучало два мощных взрыва. Все стихло. Эл услышал топот приближающихся солдатских ботинок.

– Жив?! подъем боец! – кто-то его пнул. Он вскочил. – Где маска? Бегом на зачистку! – проорал Баф.

Еще не пришедший в себя Эл присоединился к бойцам отряда, ворвавшегося в здание. В самом здании и его подвалах никого не нашли кроме пулеметчика. Он был еще жив. Его оглушенного и присыпанного взрывом вытащили Баф, Мор и Вал, и с яростью принялись допрашивать: куда ушли остальные мятежники? Несмотря на их злость и изощренные пытки, добиться ничего не удалось. Пулеметчик не проронил ни слова и с каким-то необычайным достоинством всё переносил.

– Оставьте его, он все равно ничего не скажет. Вы зря теряете время. Нужно прочесать местность. Остальные не могли далеко уйти. Пулеметчика пусть прикончит новичок. Пусть доказывает свою принадлежность отряду. – прохрипел командир.

Эл остался один на один с лежащим и тяжело дышащим телом пулеметчика. Всё выглядело совершенно иначе, чем представлялось ему ранее. Он вспомнил инструкцию. Необходимо заставить врага стать на колени и, конечно же, расквитаться с ним за страх, в котором он пребывал… Он попытался решительно подойти и грозно приказать. Получилось плохо. Как-то совсем не так… Не было ни азарта, ни уверенности, ни бравады, которые были ему так присущи в мире погружения.

К его удивлению, пулеметчик стал сам тяжело приподниматься. Встал во весь рост. Видно, что от ран и побоев стоять ему  было тяжело, но на лице это не отражалось. Он как-то совершенно спокойно смотрел на Эла. Однако больше всего поражало и одновременно ужасало другое. Он улыбался. Почему-то именно на Эла    пулеметчик смотрел, так,  словно давно знал его.

Так не может смотреть враг. Так могут смотреть только любящие родители на детей или друзья, в конце концов. И в не его мире это точно. Но не враги. Это сильно сбивало с толку.

– Да спасёт тебя Христос, брат… Христос – истинный Бог наш, дающий вечную жизнь всякому приходящему к Нему. – негромко, но отчетливо начал говорит бывший пулемётчик, – делай своё дело брат и ищи Христа.

«Чего он добивается? Кого он называет братом? Кто такой Христос?» – лихорадочно и растеряно мыслил Эл.

– Я сказал на колени! – Решил прекратить болтовню врага Эл.

Он хотел нанести размашисто удар прикладом, но резкость была не та. Противник  отклонился, и удар пришелся по воздуху. Эл немного потерял равновесие и оказался на мгновенье лицом к лицу с пулеметчиком. Тот в свою очередь, коснувшись своими руками как бы приобнял его. Руки скользнули по форме Эла, и ему показалось, что он даже влез в поясной карман его камуфляжа. От испуга он оттолкнул пулеметчика и, отскакивая, вскинул автомат. Нажал на курок. Короткая очередь. Его первые выстрелы сегодня попали в цель. На груди пулемётчика появились увеличивающиеся кровавые пятна. Он стал медленно оседать. Но его лицо… Лицо не изменилось. Он продолжал смотреть и … улыбаться.

– Спаси тебя Христос, брат. – сумел прошептать последние слова пулеметчик.

Его тело опустилось на груду кирпичей, но улыбка на лице осталась, и казалось, стала ещё светлее, а открытые глаза смотрели будто на него. Эл долго не мог сдвинуться с места и оторвать свой взгляд от лица бывшего противника-врага.

Из оцепенения его вывел шум приближающегося отряда. Бойцы с офицером возвращались хмурые. Никого найти не удалось. Отверженные сумели уйти. Операция провалилась.

– Ну что сумел? – хлопнул одобрительно по плечу его Мор.

– Их всех так надо, – глядя на мертвого пулеметчика,  зло добавил Вал.

– Возвращаемся на базу, – приказал командир, и, посмотрев неодобрительно на Эла без респиратора, добавил, – новичка на карантин.

Четыре недели изоляции в карантине не стали для Эла в тягость. Не смотря на различные медицинские процедуры, прием лекарств, тестирование здоровья его организма, – у него было время подумать. Странно, прежде даже потребности в этом не возникало. К тому же в карантине не полагалось пользоваться нейрокостюмом, чтобы входить в мир погружения. Ему теперь не хотелось. Образ лица человека с сияющей улыбкой, странными словами глубоко проник в его сознание. Он даже снился ему по ночам весь сияющий и словно бы  приглашал, или звал за собой.

Эл столкнулся совершенно не с тем, что навязывалось по всем средствам донесения истины от правителя мира. Враг, который должен был его убить, – пожалел его. И, напротив, его кураторы совершенно сознательно подставляли на верную гибель. Осознание этого приходило ему с трудом. Это противоречило всему ранее полученному представлению о мире.

Почему этот человек не боялся смерти? Ведь таким не предоставляется возможности перенести свое сознание на вечное пребывание в недрах суперкомпьютеров, создающих миры желаний. А вообще возможно ли это? Поначалу Эл испугался даже так думать. Ведь это еретические и преступные мысли, направленные против существующего порядка. Но образ человека, смотревшего без тени страха в лицо смерти, вынуждал его задавать вопросы. Но как же найти ответы?

После дезинфекции вернули камуфляж. После унылого медицинского халата он был гораздо удобнее. Эл вдруг обнаружил, что в левом боковом кармане, что-то есть. Он с ужасом вспомнил, как пулеметчик успел коснуться его, прежде чем он… Что же это? Он нашел место вне досягаемости камер. Судорожно достал. Книга! Малого карманного формата. Раньше они были когда-то распространены, до эры их совершенного мира. Теперь книги под запретом, как источники распространения всевозможных инфекций, и вызывающих разные виды аллергии. В новом мире здоровью граждан ничто не должно угрожать.

Первым побуждением у Эла было сдать книгу. Он решительно отмел малодушную мысль. Он должен найти ответы. Эл чувствовал, что в этой книге они есть.

Книга частично пострадала во время процедуры дезинфекции. Часть текста было утрачена. Однако многое сохранилось. Название первой части повергло его сразу в недоумение: «Евангелие от Матфея». Евангелие может быть только от их правителя и не от кого другого. Он начал читать. Знакомиться с книгой он мог только урывками. Нужно было соблюдать режим и не попасться в зону охвата камер. Разумом он не всегда мог воспринимать прочитанное. Но необыкновенная и даже сверхъестественная сила слова Евангелий проникали в самое сердце и пробуждали его душу.

Реальность мира, в котором он жил, хотя нет скорее существовал, открылась в совершенно ином свете. Словно пелена спадала с его глаз. Точнее с сердца, теперь пробуждающегося от гипнотического сна. Вся лживость и фальшь, смрад и тлен нового мира открывались для него ясно и отчетливо.

Свобода личности превратилась в ее порабощение и разрушение через раскачивание низменных страстей. Совершенное устройства общества – в его деградацию и бессмысленность существования. Вместо любви и дружбы, взаимопомощи и жертвенности, семьи и близкого человеческого общения – отчужденность и разобщение в неприкосновенном биопространстве индивидуума и санитарной дистанции. Выражать чувства и эмоции не одобрялось. Их нужно было беречь для так называемого желанного мира в виртуальном пространстве. Мнимая вечность которого на самом деле оказалась ложью и путем в бездну смерти. Перенести сознание, душу человека в компьютерное пространство и записать на какой-то носитель? Теперь становилось ясно, что это абсурд и безумие.

«Я есть Путь, Истина и Жизнь» – слова Иисуса Христа были как живой родник для его иссохшей души. Ощущение Божьего присутствия при чтении живого слова Евангелия преображали и воскрешали его к настоящей жизни. Он точно выбрался к Свету из темного и невыносимо душного подвала, в котором пребывал целую вечность.

В последний день карантина они пришли за ним. Баф, Вал и Мор ждали в его комнате, когда он вернулся с прогулки.

– Ну, Эл, ты нам сам всё расскажешь или как? – вместо приветствия начал Вал.

Узнали. Как? Он же пытался скрывать от камер, что читает книгу. Может по психоэмоциональному состоянию? Камеры его могут считывать. Внутренний свет, которым он насыщался, не мог не отражаться на его лице. Полностью скрыть это невозможно. Или…

– Да, Эл, мы видели, как ты читаешь. Ты забыл о жуках-дронах, наблюдающих за тобой. – наслаждаясь его растерянным видом, говорил Баф. – И мы знаем, какую ты читаешь книгу. Думали, что ты одумаешься.

–  Так вы знаете о учении Иисуса Христа? – удивлено спросил Эл.

– Знаем… и ненавидим. Ты можешь исправить свою ошибку и заслужить прощение за свои преступление, – жестко продолжал Мор, – если сам уничтожишь эту книгу и проклянешь учение недостойных. И ты вновь будешь с нами.

Три пары глаз выжидающе сверлили Эла.

– Нет, – неожиданно для самого себя твердо ответил Эл.

– Нет?! Ты понимаешь, что с тобой будет? Ты должен это сделать, у тебя выхода нет! – выходил из себя Вал.

Он понимал. Теперь он вне общества и не имеет никаких прав. Он – отступник и враг нового мира, а значит лишается возможности вообще жить.

Первым ударил  Баф. Затем поочередно, сменяя друг друга. Они знали в этом толк.

– Понимаешь, Эл, – приводя его в чувство, уговаривающее убеждал Вал, – мы ведь хотим тебе блага, просто нужно сделать маленький шажок, отрекись и возненавидь учение этого… Как это сделали мы.  – Видно, что Валу невыносимо трудно было произнести имя Христа.

– Ты будешь иметь все, что только захочешь, наш Владыка мира  тебя всем обеспечит. Эл, ты уже был почти одним из нас, ведь ты даже убил одного из отверженных….

– Он был невиновен. – прошептал разбухшими губами Эл. – А ваш Владыка… Не Владыка вовсе… Он противник Господа и Бога Иисуса Христа, настоящего Царя Вселенной…

– Ты сам себя приговариваешь, – с яростью сказал Баф, ударивший Эла по лицу, – где же твой Бог?

Они вновь принялась избивать Эла. Наконец, уставшие остановились.

– Значит так, у тебя есть еще время подумать. До завтра. Мы будем утром. Если не образумишься, то ты знаешь, что мы с тобой сделаем.

Они ушли, бросив измученного Эла в карантинной комнате. Физические страдания и боль таяли от наполнявшего его сердце Любовью ко Христу, который взошел на крест ради всех людей и таких как он. Ему, совершившему множество грехов и убийце, даруется прощение и возможность войти в Царство Небесное. Как когда разбойнику, висевшему про правую руку от Христа, как работнику последнего 12 часа. Пребывая в необыкновенной радости и Любви Божией, он ждал, когда наступит утро.

Баф, Вал и Мор явились рано и, не церемонясь, вывели его в больничный двор, поставив у бетонной стены. Мор нарочито медленно достал свой пистолет и направил на Эла. Взвел курок. К Мору присоединились остальные.

-Что скажешь Эл? – спросил Мор. – Твой последний шанс. Ты с нами?

– Нет, – коротко и твердо ответил Эл.  

За спинами трех поднималось солнце. Элу не было страшно.

 Он улыбался…

 Учитель основ Православной культуры МБОУ СОШ № 17 С. А. Кравец

Оставьте комментарий

Войти с помощью: