ПРОТИВОРЕЧИЯ ЗАКОНОПРОЕКТА «О ПРОФИЛАКТИКЕ СЕМЕЙНО-БЫТОВОГО НАСИЛИЯ»

Аннотация

В работе авторы рассматривают основные положения законопроекта «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», которые наиболее являются спорными и обсуждаемыми.

 Цель данной работы – рассмотреть законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» на предмет изменений и дополнений в уже существующие законодательство.

Задачи, которые необходимо решить для достижения поставленной цели:

  1. Какой смысл в понятие «семейное насилие» вкладывает новый законопроект.
  2. Выяснить официальную статистику преступлений, совершаемых в семьях и их причины.
  3. Является ли актуальным и необходимым законопроект для России?
  4. Будет ли законопроект способствовать укреплению семьи и улучшению демографической ситуации в стране?

 Методы исследования: аналитический, структурный, логический методы, метод селективного обзора и анализа научной литературы по данной проблеме, анализ статистических данных, материалов периодической печати.

Содержание

Введение 4
Глава 1. Семейное насилие: понятие и его виды 
Глава 2. Законы о семейно-бытовом насилии 
2.1 Действующая правовая база 
2.2 Расширение понятия насилия в новом законопроекте 
Глава 3. Статистика и опросы 
3.1 Искажение статистических данных 
3.2 Реальная статистка в странах, принявших законы о семейно-бытовом насилии. 
Глава 4. Сторонники и противники закона о СБН 
4.1 Лоббисты закона о СБН
4.2 Выступающие против законопроекта 
4.3 Опросы 
Заключение 
Список используемых источников 
Приложения 

Введение

Последние законодательные инициативы в отечественном праве вызвали неоднозначную оценку общества и повысили градус социальной напряжённости. На самом высоком уровне всё чаще заводится разговор о необходимости принятия федерального закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия». Средства массовой информации накаляют атмосферу различными примерами насилия в семьях. Написано немало исследовательских работ в пользу принятия законопроекта, как жизненно необходимого для России.   29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Страна бурно обсуждает этот законопроект.

Многие эксперты утверждают, что защита от насилия должна быть системной. Однако понимание ими системной защиты сводится к навязчивой идее принятия закона о семейно-бытовом насилии. Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия преподносится его инициаторами как правовой акт, направленный на защиту семьи. Но действительно ли это так? Многие общественные организации это опровергают.

 Что несет за собой этот закон? Какие последуют изменения после его принятия? В работе авторы рассматривают основные положения законопроекта, которые наиболее являются спорными и обсуждаемыми.

Цель данной работы – рассмотреть законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» на предмет изменений и дополнений в уже существующие законодательство.

Задачи, которые необходимо решить для достижения поставленной цели:

  1. Какой смысл в понятие «семейное насилие» вкладывает новый законопроект.
  2. Выяснить официальную статистику преступлений, совершаемых в семьях и их причины.
  3. Является ли актуальным и необходимым законопроект для России?
  4. Будет ли законопроект способствовать укреплению семьи и улучшению демографической ситуации в стране?

 Методы исследования: аналитический, структурный, логический методы, метод селективного обзора и анализа научной литературы по данной проблеме, анализ статистических данных, материалов периодической печати.

Глава 1. Семейное насилие: понятие и его виды

Необходимо детально разобраться: что за этим стоит, и что же это такое – насилие, особенно семейно-бытовое? Так ли уж страшен рогатый, как его малюют?

Прежде всего, надо отметить, что в обществе давно выработалось устойчивое отношение к насилию как к чему-то безусловно отрицательному – «навязыванию чужой воли силой». Расхожее мнение: «Насилие – это всегда плохо, и никакими рассуждениями его не оправдать».

И в то же время мы чётко осознаём, что, например, насилие на войне по отношению к агрессору, вплоть до его уничтожения, – дело благое, что жёсткий силовой отпор преступнику, хулигану тоже оправдан. А что нам, например, говорят словари?

Ожегов С.И.: «Насилие – 1. Применение физической силы к кому-нибудь. 2. Принудительное воздействие на кого-нибудь, что-нибудь. 3. Притеснение, беззаконие (книжн.)».

Даль В.И.: «Насилие и насильство – принуждение, неволя, нужа, силованье; действие стеснительное, обидное, незаконное и своевольное». (Нужа – бедность, крайность, неволя, тяжкая, горькая жизнь, недостаток в самых необходимых житейских потребностях).

Юридический энциклопедический словарь (1984 г.): «Насилие – в сов. праве физическое или психологическое воздействие одного человека на другого, нарушающее гарантированное Конституцией СССР право граждан на личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле). Физическое насилие выражается в непосредственном воздействии на организм человека: нанесение побоев, телесных повреждений, истязаний различными способами (в т.ч. с применением каких-либо предметов и веществ) и т.д. Психологическое насилие заключается в воздействии на психику человека путём запугивания, угроз (в частности, угроз физической расправой), чтобы сломить волю потерпевшего к сопротивлению, к отстаиванию своих прав и интересов. Психологическое насилие может привести к нервному или даже душевному заболеванию»[1].

 Во всех определениях насилия ключевым является понятие принуждения. А оно ведь бывает как во вред, так и во благо.

Понятие насилия неразрывно связано с понятиями добра и зла. Также насилие всегда прямо или косвенно сопряжено с грехом: это или грех самого насилия («неправое» насилие) или применение насилия (принуждения, наказания) другого за его грех – «правое» насилие. И во втором случае можно привести массу примеров, когда насилие как наказание вполне оправдано – и легально, и легитимно.

Обратимся к философской трактовке понятия насилия. По этому поводу написано и сказано очень много. Эту тему, в частности, подробно разрабатывал современный философ и социолог А.А. Гусейнов[1].

А. А. Гусейнов, рассматривая случаи, казалось бы, оправдывающие некоторые формы насилия, всё-таки отказывает им в моральной аргументации: «Общественное сознание, в том числе и этика, допускают ситуации нравственно оправданного насилия. Считается, что насилие оправдано, по крайней мере, в двух случаях: тогда, когда оно а) предотвращает другое насилие, и б) осуществляется во благо тех, кто подвергается насилию.

Глава 2. Законы о семейно-бытовом насилии

2.1 Действующая правовая база

Действующая в России правовая база позволяет эффективно бороться с проявлениями насилия, в том числе, в бытовой сфере. Раздел VII Уголовного кодекса РФ (УК РФ) предусматривает ответственность за совершение различных насильственных действий в отношении конкретной личности, вне зависимости от места их совершения – улица, парк, предприятие, квартира.

Перечень уголовно-наказуемых деяний достаточно широк. От особо тяжких и тяжких преступлений – убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, до менее тяжких – доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего (ст. 110), умышленное причинение лёгкого вреда здоровью (ст. 115), побои (ст. 116), истязание (ст. 117), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119), незаконное лишение свободы (ст. 127), насильственные действия сексуального характера и понуждение к их совершению (ст. ст. 132, 133), сексуальные действия с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134), развратные действия (ст. 135), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряжённое с жестоким обращением (ст. 156), умышленные уничтожение или повреждение имущества (ст. 167).

В случае нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль, не подпавших под действие УК РФ есть ст. 6.1.1 (побои) в Кодексе об административных правонарушений РФ (КоАП РФ). Семейный кодекс РФ (СК РФ) предусматривает конкретные меры к родителям, проявляющим физическое и психическое насилие над детьми и не исполняющим свои обязанности. Это лишение родительских прав (ст. 69), ограничение родительских прав (ст. 73), отобрание ребёнка при непосредственной угрозе жизни ребёнка и его здоровью (ст. 77). У государства есть право контролировать семейные конфликты. Во всех судебных спорах, связанных с судьбой детей, обязательно участие органа опеки и попечительства (ст. 78) [2].

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) среди мер пресечения предусматривает запрет определённых действий (ст. 105.1). На обвиняемого или подозреваемого по уголовному делу могут быть возложены следующие запреты:

1) выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;

2) находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них;

3) общаться с определенными лицами;

4) отправлять и получать почтово-телеграфные отправления;

5) использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет».

Кроме того, согласно Гражданскому кодексу РФ (ГК РФ) предусмотрено возмещение материального или морального вреда, причинённому гражданину в результате противоправного деяния. Члены семей здесь не исключение. Арсенал правовых норм для пресечения насилия в семейно-бытовой сфере весьма широк [2].

2.2 Расширение понятия насилия в новом законопроекте

В опубликованном проекте закона о семейно-бытовом насилии говорится и о насилии «психологическом», однако не поясняется его смысл. А это позволяет произвольно расширить его область на любые семейные ситуации и «законно» вмешиваться в них, грубо нарушая семейный уклад.

1.Широкая,  неопределённая формулировка понятия «домашнее насилие» позволит считать насилием любыевоспитательные действия родителей в отношении своих детей и любые выяснения отношений между взрослыми членами семьи.

Статья 2 Домашнее насилие – умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) или угроза его совершения в отношении одного или нескольких близких родственников, если это деяние причиняет вред жизни, здоровью и (или) имуществу таких лиц, либо создается угроза причинения вреда;

Статья 2 Психологическое насилие – умышленное унижение чести и (или) достоинства путем оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения семейно-бытового насилия по отношению к пострадавшему или его близким лицам, знакомым, домашним животным, преследование, изъятие документов [3].

В проекте закона предлагается профилактика такого «насилия», которая даст возможность посторонним лицам вмешиваться в дела семьи и применять карательные меры (привлекать к уголовной, административной и материальной ответственности, вплоть до выселения из жилища).

  1. Особую тревогу вызывает одна из форм профилактического воздействия: так называемое «защитное предписание», которое выписывается участковым немедленно (без длительных, обстоятельных разбирательств) при получении любого (даже анонимного) сигнала.

Статья 28. Защитное предписание

  1. В целях обеспечения безопасности пострадавшего…сотрудником полиции по месту совершения домашнего насилия, к которому поступило заявление или сообщение от пострадавшего или иных лиц, либо сведения от органов или организаций, либо непосредственно обнаружившим факт совершения домашнего насилия, попытки его совершения, либо угрозу его совершения,незамедлительно выносится защитное предписаниеЗащитное предписание выносится при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия, либо попытки его совершения или угроз его совершения. Защитное предписание выносится незамедлительно на месте совершения домашнего насилия.
  2. Защитным предписанием в соответствии с настоящим Федеральным законом лицу, в отношении которого оно вынесено, запрещается:

1) совершать домашнее насилие;

2) преследовать пострадавшего;

3) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, пострадавшего от домашнего насилия.

Пострадавший от домашнего насилия может подать в суд заявление, которое должно быть рассмотрено в течение 15 дней. В таком случае мировой судья выносит судебное защитное предписание.

Статья 34.

  1. Судебным защитным предписанием нарушителю запрещается:

 – предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, пострадавшего от домашнего насилия.

 –  приближаться к лицу, пострадавшему от домашнего насилия, на расстояние менее чем определённо судьей, или на расстояние менее пятидесяти метров.

  1. С учетом конкретных обстоятельств дела, судебным защитным предписанием дополнительно на нарушителя могут быть наложены следующие обязанности:

1) покинуть место совместного жительства ….на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения.

Виновный в домашнем насилии родитель не сможет приближаться к ребёнку ближе, чем на 50 метров, и даже может быть выселен!

Семейно-бытовое насилие – и физическое, и психологическое – в своих крайних формах уже оговорено в уголовном и гражданском кодексах и не требует особого закона. А что касается «умеренного» психологического насилия – здесь существует масса оттенков, «полутонов», своеобразных и тонких ситуаций, когда уместнее говорить не собственно о насилии, а – точнее – о принуждении.

Новый законопроект переводит все внутрисемейные отношения в плоскость потенциального насилия, осуществляет криминализацию семьи («семья – место насилия»)  и вводит в правовое поле смысловые доминанты, противоречащие традиционным представлениям и ценностным установкам нации[4].

  1. Согласно законопроекту выявлением такого «насилия» будут заниматься некоммерческие организации (НКО), которые впоследствии будут  работать с «жертвами» за счёт бюджетных ассигнований.

Статья 18.

  1. Некоммерческие организации, осуществляющие уставную деятельность в сфере профилактики домашнего насилия, проводят информационные кампании, направленные на профилактику домашнего насилия и просвещение населения в сфере семейно-бытовых отношений; осуществляют общественный контроль в указанной области, проводят просветительскую работу с пострадавшими, оказывают социальные услуги пострадавшим от домашнего насилия и принимают меры по их социальной адаптации и социальной реабилитации, а также проводят специализированные психологические программы с нарушителями.
  2. Некоммерческие организации, осуществляющие уставную деятельность в сфере профилактики домашнего насилия, вправе обратиться в суд с заявлениемв защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе, либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.
  3. Некоммерческие организации, осуществляющие уставную деятельность в сфере профилактики домашнего насилия, вправе обратиться в органы внутренних дел или суд с заявлением о вынесении защитного или судебного защитного предписанияпо просьбе пострадавшего либо его законного представителя.
  4. Федеральные органы власти, органы власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе привлекать некоммерческие организации для реализации полномочий, возложенных на них настоящим федеральным законом.

Новый законопроект делает некоммерческие социально ориентированные организации (СО НКО) полноправным и даже первостепенным субъектом профилактики с государственным финансированием, наделяя их правом на вхождение в любую семью под различными предлогами. При этом никаких требований к образовательному, профессиональному, социальному, правовому и нравственному статусу членов таких СО НКО законом не предусмотрено, кроме указания ими в своих уставных документах в качестве цели своей деятельности направленности на работу с семьёй [5].

  

Глава 3. Статистика и опросы

3.1 Искажение статистических данных

При лоббировании Проекта в СМИ, Интернете и соцсетях (особо активно, начиная с 2015 года) распространены многократно завышенные цифры об уровне семейного насилия в России.  Миф о «14 тысячах женщин, ежегодно гибнущих от рук мужей», а теперь и якобы взрывном росте семейного насилия после «декриминализации» ч.1 ст. 116 УК РФ транслировался даже с трибун Государственной Думы и Совета Федерации.

Между тем, по статистике ГИАЦ МВД России за 2015 год, на которую зачастую ссылаются различные докладчики, из числа преступлений на бытовой почве совершены в сфере семейно-бытовых отношений 54 285 преступлений (это не только убийства, но и причинение телесных повреждений различной степени тяжести, побои, не причинивших вреда здоровью и другие), причём потерпевшими по этим преступлениям были как женщины, так и мужчины. Потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, в 2015 году было 17 908 чел., то есть, в два раза меньше, чем мужчин. В том же 2015 году, не «запятнанном» так называемой декриминализацией, было расследовано 1060 уголовных дел, по которым в результате насилия в семье было убито 756мужчин, 304 женщины, 36 несовершеннолетних. 304 убитых женщины – это много, но это не 14000. По данным правоохранительных органов, Федеральная служба государственной статистики в таблице «Число лиц, потерпевших от преступных посягательств» (то есть от всех видов преступлений, не только от «домашнего» насилия), выдаёт цифру потерпевших женщин в 2015 году 805 500 человек: это и потерпевшие по уголовным делам о преступлениях против личности; в сфере экономики; против здоровья населения и общественной нравственности, и другим не имеющим отношения к «семье и быту».

Сравниваем две цифры за 2015 год: 805 500 человек потерпевших женщин по всем видам преступлений и 17 908потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, и получаем процент, далёкий от 90%, — всего 2,22%.

То есть случаи «домашнего» насилия в отношении женщин в 2015 году в Российской Федерации составляли всего 2,2% от числа всех совершённых в отношении женщин преступлений, и с тех пор этот процент снижается год от года», – доложила в ходе федеральный судья в почетной отставке Людмила Николаевна Виноградова Всероссийской научно-практической конференции «Экономико-правовые проблемы обеспечения экономической безопасности в современной России», которая прошла 15 ноября 2019 года в Нижегородской Академии МВД РФ [6].

Вывод: за три года (2015-2018 годы) число тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений уменьшилось практически на четверть (-23,4%). Следовательно, лоббисты Проекта закона умышленно не используют официальные государственные статистические базы данных, искажая информацию в области преступлений, к которым относятся семейно-бытовые.

3.2 Реальная статистка в странах, принявших законы о семейно-бытовом насилии.

Германия имеет печальный опыт жизни с законами о семейно-бытовом насилии, которые уже два десятилетия разрушают немецкие семьи. Они не только привели к «войне полов», но и подорвали демократические основы правовой системы ФРГ. Об этом говорят ведущие немецкие эксперты – юристы, профессора университетов, доктора юридических наук, судьи. Так, в 1999 году министр по делам семьи Кристин Бергман заявила о «ежедневном насилии в отношении женщин» в немецких семьях, а в 2018 году уже новая министр ФРГ по делам семьи Франциска Гиффай вновь заявила, что «для многих [немецких] женщин, собственный дом является опасным местом… Каждые три дня [в Германии] от рук своего мужа (партнера) погибает одна женщина».

При этом немецкая статистика показывает, что за 20 лет своего существования закон о семейно-бытовом насилии не оказал никакого влияния на количество убиваемых женщин в немецких семьях. Снижения уровня насилия не произошло.

В Швеции давно ведется борьба с «насилием против женщин». Так, в 2006–2010 годах действовал Национальный план действий по борьбе с насилием мужчин в отношении женщин. На подобные планы расходуются существенные средства. Только за период 2015–2020 годов правительство Швеции выделило около 1 миллиарда евро (не считая бюджета на уголовное правосудие, здравоохранение и так далее). Но, несмотря на действие стратегии 2006–2010 годов, в этот период имел место рост преступности в интимных отношениях. С 2009 по 2018 год число изнасилований выросло на 34%. В целом число преступлений сексуального характера с 1975 по 2018 год выросло в Швеции в 7 раз. В 2018 году число сексуальных преступлений выросло по сравнению с 2017 годом на 2%.

Швеция ратифицировала Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием против женщин и домашним насилием (Стамбульскую конвенцию), которая является главным международным документом по борьбе с «домашним насилием», на базе которого разработан и ПФЗ о СБН и в России. Под влиянием Стамбульской конвенции в Швеции принята также Национальная стратегия борьбы с насилием мужчин в отношении женщин на период 2017–2026 годы.

Данные по США. «По данным метаанализа Бренды Рассел (одно из наиболее полных и методологически качественных исследований проблемы, существующих на настоящий момент):

  • как минимум, семь исследований разного масштаба обнаружили подтверждения того, что лица, получившие защитные предписания, сталкиваются с более значительным риском стать жертвами физического насилия;
  • хотя жертвы ощущают себя в безопасности после получения предписания, эти предписания нарушаются в 30–70% случаев (по разным исследованиям);
  • 57,4% женщин, получивших защитные предписания, затем подвергались преследованиям, что было ассоциировано с увеличенным риском более серьезного насилия.

Защитные предписания оказываются не эффективны как мера защиты от реального противоправного насилия. Законопослушные граждане, в отношении которых предписания были выданы на ложных или незначительных основаниях, разумеется, будут соблюдать их, избегая проблем с законом. При этом реальные правонарушители не только не соблюдают защитные предписания, но и начинают действовать более жестоко, в то время как их жертва ощущает себя в иллюзорной безопасности» [6].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 4. Сторонники и противники закона о СБН

4.1 Лоббисты закона о СБН

Из многочисленных публикаций в СМИ известно, что авторами проекта закона стали депутат Государственной Думы РФ Оксана Викторовна Пушкина, обладающая правом внесения законопроекта на предварительное рассмотрение в Государственную Думу, и общественный деятель Алена Попова.Оксана Викторовна Пушкина в 1985 году она окончила факультет журналистики Ленинградского госуниверситета. В 1990-м уезжает в США на стажировку и решает не возвращаться после путча 1991 года, как сама сообщает в интервью газете «Труд». Работает в телекомпании ABC, одной из ведущих в США, программы которой стали неотъемлемой частью американской поп-культуры. В 1997 году, по приезду в Россию, получает право вести авторскую программу на ОРТ (вот так сразу!). В 2015 году по представлению губернатора Московской области Андрея Воробьёва назначена на должность уполномоченного по правам ребёнка в Московской области. Освобождена от должности в сентябре 2016 года в связи с избранием депутатом Госдумы ФС РФ от партии «Единая Россия». Является «независимым» депутатом ПАСЕ.

 Соавтор проекта закона Основательница фонда «Насилию.нет» Анна Ривина (идейная последовательница Марии Писклаковой-Паркер — главы центра «Анна», признанного Минюстом иностранным агентом ), проходившая стажировку в лагере для «демократических революционеров» в Прибалтике).

Среди более 70 «правозащитных» организаций, выступивших в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия, нет ни одной организации, деятельно поддерживающей традиционные семейные и нравственные ценности. Зато среди них представлен целый ряд организаций, отстаивающих интересы гомосексуалистов и лесбиянок («Российская ЛГБТ-сеть», Ресурсный центр для ЛГБТ, Правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок»), а также радикальных феминистских структур (Просветительский проект «Школа феминизма», Инициативная группа «Феминистки поясняют», Инициативная группа «Феминитив», Феминистская инициативная группа «Костер», Инициативная группа «Либеральный феминизм в Уфе» и др.) и организаций, являющихся иностранными агентами (например, Общероссийское общественное движение «За права человека», Кризисный центр для женщин «Анна»).

Это неудивительно, поскольку законопроект о профилактике семейно-бытового насилия соответствует интересам именно сторонников радикальных антисемейных идеологий, а не российских семей.

Активистки из скандальной группы Pussy Riot решили учредить премию журналистам, освещающим тему домашнего насилия. Pussy Riot получили известность в 2012 году, когда провели акцию осквернения Храма Христа Спасителя.

Участницы группы будут выплачивать премию в 1 тыс. евро. Деньги будут выделяться из сумм, которые участницы группы выиграли в Европейском суде по правам человека у России.

В жюри, определяющее, кто должен получить деньги, вошли основные лоббистки скандального закона о семейно-бытовом насилии Алена Попова, Оксана Пушкина, адвокат Мари Давтян, главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов и другие.

Во многих странах мира лоббированием законов о профилактике семейного насилия и Стамбульской конвенции занимаются структуры, представляющие интересы Института «Открытое общество» (Фонд Сороса). Конвенция была разработана Советом Европы и открыта для подписания в 2011 году в Стамбуле (отсюда и название) [7].

Ключевым приоритетом структур Сороса в социальной сфере является создание «мира без границ и без дискриминации», где права всех меньшинств, прежде всего сексуальных, будут не просто законодательно закреплены, но и получат приоритет над интересами большинства и традиционно понимаемыми правами человека. Именно с этой целью активно поддерживается и финансируется т. н. «гендерная идеология» (рассматривающая «гендер» в отрыве от биологического пола как «социальный конструкт», который каждый себе выбирает из множества возможных), феминизм, программы «секспросвета» для детей, легализацию проституции и т. п. механизмы разрушения традиционного общества.

 Генеральная прокуратура РФ признала Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса) нежелательной организацией, то есть структурой, угрожающей основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны или безопасности государства. НКО Сороса вместе с Американским агентством по международному развитию — USAID (деятельность которого также запрещена в России) причастны к организации государственных переворотов в различных странах мира.

Россия и Азербайджан остаются единственными из 47 государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию.

Стамбульская конвенция вводит помимо общеизвестного физического и сексуального насилия его «новые виды» – психологическое и экономическое. Их суть в документе не раскрывается, зато при этом перечисляются некие признаки вины «гендерного насильника», например: «принуждения или угрозы, нарушающие психологическую неприкосновенность», «неоднократные угрозы, вызывающие страх за свою безопасность», «сексуальные домогательства как любая форма нежелательного вербального, невербального или физического поведения сексуального характера».

Что такое «психологическая неприкосновенность» или «нежелательное вербальное поведение сексуального характера», авторы документа также не раскрывают, оставляя неограниченный простор для фантазии правоприменителя.

Что касается указанной в названии «борьбы с насилием в семье», то наказание, к примеру, за нарушение «психологической неприкосновенности» – идеальный ювенальный механизм, позволяющий лишить людей родительских прав и получить доступ к их детям.

Главная её цель – принятие мер с целью «искоренения предрассудков, обычаев, традиций», то есть ценностная трансформация общества, унификация национальных норм и установок [8].

В документах Стамбульской конвенции категорически запрещается оправдывать «гендерное» насилие понятиями «культура, обычаи, религия, традиции или так называемая честь», а также наличием родственных связей. Такая насильственная смена традиционных ценностных моделей – серьёзная угроза национальной идентичности и безопасности.

4.2 Выступающие против законопроекта

Более 180 патриотических организаций России в октябре 2019 года направили Открытое письмо Президенту с призывом не допускать принятия законопроекта о семейно-бытовом (домашнем) насилии, основным создателем которого считают заместителя председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, депутата от «Единой России» Оксану Пушкину. В письме отмечается, что данный законопроект, являясь порождением радикальной антисемейной идеологии, станет инструментом уничтожения традиционных семейных и нравственных ценностей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи.

Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Кирилл   ответил на вопросы политического обозревателя ВГТРК, ведущего программы «Вести» Андрея Олеговича Кондрашова.

В частности, в свете обсуждения законодательной инициативы, касающейся семейно-бытового насилия, ведущий спросил Предстоятеля Русской Церкви об актуальности проблематики семейного насилия.

«Само понятие “семейно-бытовое насилие” — это нечто заимствованное со стороны, из-за рубежа, – пояснил Первосвятитель. – Принятие соответствующих законов в зарубежных странах, видимо, создает в сознании наших законодателей некую зависимость от этих иностранных новаций, желание привести наши российские законы в соответствие с тем, что существует в других странах».

«Моя точка зрения такова: в первую очередь мы должны защищать семью, – подчеркнул он. – Всякое вторжение извне в семейные отношения несет в себе очень большие негативные последствия».

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства просит законодателей не принимать закон «о семейном насилии»

В Москве и в 45 городах России собралось более 7000 человек на народное молитвенное стояние (молебен Божией Матери с акафистом) за традиционную семью и за Россию [8].

Православные граждане пришли выразить свою позицию против принятия опасного закона «О профилактике семейно-бытового насилия», прозванного родительской общественностью России «законом о насилии над семьей».

17 декабря 2019 г. в Законодательном собрании Краснодарского края прошли общественные слушания по законопроекту «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», говорится в пресс-релизе, поступившем в редакцию РНЛ.

В дискуссии приняли участие законодатели, представители органов исполнительной власти, практикующие юристы, духовенство Екатеринодарской епархии, представители духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края, психологи, педагоги, представители общественных организаций и СМИ.

Парламентарии единогласно отклонили обсуждаемый законопроект.

«По мнению участников Общественных слушаний, противоречия рассматриваемого законопроекта, правовая неопределенность последствий его применения носят не только неконструктивный характер, но и деструктивный, с точки зрения сохранения традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей. Законопроект в его сегодняшней концепции не только не решит проблему семейно-бытового насилия и не позволит усовершенствовать систему его профилактики, но и будет способствовать возникновению недоверия к институту семьи, прежде всего у молодого поколения», – говорится, в частности, в документе.

 По результатам Общественных слушаний участники приняли соответствующую резолюцию (приложение № 1  ). в которой решили: 

  1. Не поддерживать концепцию проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации».
  2. Отметить не только нецелесообразность его принятия, но и его подрывной характер по отношению к публичному порядку Российской Федерации, традиционным российским духовно-нравственным ценностям, в том числе традиционным нравственным основам семьи и семейному укладу российского общества.

В ходе пресс-конференции Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова прозвучал вопрос об изъятии детей у российских родителей в Европе, сообщает сайт Главы Чечни.

«По каким-то надуманным причинам отбирают детей и не возвращают, а родителей высылают из этих европейских стран. Мы можем еще как-то этим родителям помочь?» — задал вопрос корреспондент ЧГТРК «Грозный».

Глава ЧР назвал ситуацию сложной и решать ее нужно в зависимости от ситуации.

«Это серьезная проблема. И в России есть попытки принять закон о домашнем насилии. Этим самым разрушается институт семьи. То же самое происходит в Европе. Там нет понимания обычаев, традиций, института семьи. Поэтому они потихоньку становятся тем, кем они сейчас являются, выходят замуж за собак, покойников, женятся не знаю на ком», — сказал Р. Кадыров.

Ранее министр печати Чечни Джамбулат Умаров на расширенном заседании бюро президиума Всемирного Русского Народного Собора призвал не допустить принятия богоборческого закона «о семейном насилии». «Допустим в свои сердца дьявола – погибнем», – отметил, в частности, он [9].

16 января Всероссийским общественным объединением «Общественный уполномоченный по защите семьи» и Координационным советом патриотических сил Санкт-Петербурга и Ленинградской области проведен круглый стол на тему: «Законопроект “О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации” в контексте демографической и национальной безопасности»

В заседании круглого стола приняли участие представители духовенства, научные деятели, представители органов государственной власти, местного самоуправления, эксперты общественных организаций. Все единодушно выступили против законопроекта, признав, что он нарушает конституционные права граждан, создает правовую основу для избыточного вмешательства в дела семьи, представляет собой угрозу национальной и демографической безопасности страны.

С учетом позиции Президента РФ В.В. Путина, выраженной в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 15 января 2020 года, о недопустимости приоритета международного законодательства над Конституцией РФ участники круглого стола указали на неприемлемость дальнейшего продвижения и обсуждения законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», лоббируемого на основании международных Конвенций и иных документов, нарушающих положения Конституции РФ.

4.3 Опросы

В популярных средствах массовой информации широко освещался опрос ВЦИОМ.

Согласно первоисточнику, было опрошено 1600 респондентов по всей России, путем случайного обзвона стационарных и мобильных номеров.

Опрос был изначально заточен авторами под получение желаемого результата: демонстрации поддержки законопроекта якобы большинством населения. Например совсем неудивительно, что на вопрос о допустимости физического насилия в отношениях супругов, люди отвечают в 90% голосов против насилия. Но насилие в вопросе называется физическое. Затем манипуляциями в следующих некорректных вопросах выводится как домашнее не учитывая, что имеется в виду. Конечно, что заказчики-авторы законопроекта СБН имеют ввиду, в том числе психическое и экономическое насилие с весьма вольной трактовкой, респонденты не имели понятия вообще. В результате опрос выдавался, как будто бы большинство выступают за введение этого проекта.

 В тоже время результаты обсуждения законопроекта о профилактике СБН   на сайте Совета Федерации, подозрительно не совпадают с результатами опроса ВЦИОМ. комментаторы на сайте Совфеда отметились очень содержательными. Общественники провели подсчет сторонников и противников закона на момент 14 декабря, ориентируясь на четко выраженную позицию комментаторов. Так вот, истинная статистика в отношении данного законопроекта: 89,5 «против» при 10,5 «за».

В ответ на необъективный и спорный опрос проходят независимые от лоббистов закона опросы.

 

ИТОГИ НЕЗАВИСИМОГО НАРОДНОГО ОПРОСА о “законе СБН”:

📊 Обществу ЕСТЕСТВЕННА неприязнь любого насилия – 94%.

Однако общество допускает ограниченное насилие к преступникам для пресечении преступлений и в других “нештатных” ситуациях – 6%.

📊 96% – общества принимает важность “ПОЛЕЗНОГО ПОНУЖДЕНИЯ” (такого как воспитание, делание уроков, необходимость трудиться в быту, ограниченность сексуальной вседозволенности и сохранение супружеской верности, смирение, сдержанность, терпимость и подобное). Этот механизм воспитания добрых и сильных личностей хотят уничтожить “законом СБН”. Согласно тексту “закона СБН” – понятие “понуждение” приравнивается, а точнее подменяется и далее трактуется ЛОЖНЫМ понятием «психологическое насилие» и влечёт наказание. – 96% общества против этого.

📊 Опрос показал, что народу чужда “абсолютная сексуальная вседозволенность”, и не из-за “ГОС.закона”, а как добровольный выбор ограничения собственной “свободы сексуального выбора”, ради супруга и совести, а для верующих еще и для следования заповедям Божиим. Инцесты – неприемлемы. ЛГБТ-навязывание – неприемлемо. Распущенность – неприемлема. Верность в семье ВАЖНА. Общество против растления и “сексуальной вседозволенности” – 97%.

Только 3% ЗА безграничное растление, но лоббисты декларируют законом «СБН», что возможность растления нужно довести до 100%. Нам этого точно не надо – 97% категорически против.

📊 Общество категорически против произвола НКО – 99%  (приложение № 2 ).

ЗА только 1%, лоббисты завысили в 100 раз! [10]

По независимому опросу заинтересованных в законе СБН крайне мало ~1..2% (Приложение №  )

Также проведен опрос среди учащихся 9-11 классов. Как выяснилось о проекте закона знают немногие. Всего было опрошено 55 человек. На заданные вопросы получены следующие результаты:

1

   Является ли насилием понуждение родителями детей к выполнению работ по дому и учению уроков, запрет на общение с плохими компаниями, ограничение в карманных расходах?

11

45

2

 Вы ЗА неограниченное вмешательство НКО (некоммерческие социально ориентированные организации)   в жизнь любой семьи и в процесс воспитания детей, с возможностью наказания родителей по устному заявлению любых лиц без суда?

5

50

3

Как вы думаете, такое вмешательство НКО при принятии нового закона о семейном насилии сможет ли укрепить семьи в России?

8

47

4

 Вам лично (в вашей жизни) нужен закон о “семейно-бытовом насилии” (СБН)?

5

50

 

Абсолютное большинство учащихся высказываются против нововведений в проекте закона СБН. Причем у учащиеся старших классов этот процент увеличивается (приложение № 3 ).

 

 

Заключение

Проблема насилия в России существует, в том числе насилия в семьях. И с ним необходимо бороться. Однако делать это стоит методами, доказавшими свою эффективность и базирующихся на основе культурных ценностях государства. Новый законопроект культурные традиции не учитывает и более того настроен к ним агрессивно.

В ходе исследования сделаны следующие выводы:

  1. На основе ложных данных статистики формируются основные положения законопроекта и его продвижение.
  2. Законопроект существенно расширяет понятие «насилие», причисляя к нему «психологическое насилие», «экономическое насилие» и другие.
  3. Создается параллельное право: для тех, кто ведет одинокую жизнь, не вступает в брак, не рождает детей – действуют суды, следствие, презумпция невиновности. А если есть семья и дети, то по наговору третьего лица они становится беззащитными. Может практиковаться серьезное «опережающее» наказание безо всякого преступления.
  4. В существующей правовой системе есть широчайший спектр правовых норм, в т.ч. административного до уголовного характера, обеспечивающих эффективную защиту жертв любого насилия, в том числе и бытового (домашнего).

Новый законопроект не учитывает настоящих причин насилия в семье. По разным данным, до 80% семейного насилия в России связано с алкоголем или наркотиками. Значит, нужно бороться с алкоголизмом. Часто насилие имеет место в семьях безработных. Значит, нужно бороться с безработицей! Образцы девиантного поведения широким потоком льются на головы нашего населения с экранов телевизора и компьютеров. Значит, нужно бороться за ограничение трансляции опасного контента хотя бы на телеканалах!

В случае принятия законопроект будет способствовать  массовым нарушениям прав и законных интересов семьи и ребёнка, разрушению института семьи в России, уничтожению материнства и отцовства как ценностных установок, обострению социальных проблем.

По мнению экспертов, законопроект является инструментом демографического сдерживания, противоречит стратегическим и демографическим интересам России, сформулированным Президентом России В.В. Путиным в майских указах (в частности, повышение рождаемости), угрожает демографической безопасности страны и её суверенитету и не может быть поддержан государством в качестве новой модели семейной политики.

 

Список используемых источников

  1. Контекст законопроекта о семейно-бытовом насилии https://ruskline.ru/news_rl/2019/12/23/kontekst_zakonoproekta_o_semeinobytovom_nasilii
  2. Весь мир насилья мы разрушим? Как Стамбульская конвенция подрывает наши традиционные ценности https://rvs.su/statia/ves-mir-nasilya-my-razrushim-kak-stambulskaya-konvenciya-podryvaet-nashi-tradicionnye
  3. Мы против принятия Закона о профилактике домашнего насилия! https://regnum.ru/news/polit/2748248.html
  4. ИА Красная Весна https://rossaprimavera.ru/news/35ca2db3
  5. Юридическое заключение на «Проект закона о профилактике семейно-ытового насилия» https://ruskline.ru/analitika/2020/01/17/kto_silnee_garant_konstitucii_ili_inostrannye_lobbi
  6. Мария Мамиконян, председатель Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление», от лица Центрального совета РВС.https://ruskline.ru/opp/2019/12/28/otkrytoe_pismo_oksane_pushkinoi_chi_interesy_vy_predstavlyaete_v_rossii
  7. Правовая и социальная неприемлемость законопроекта «О домашнем насилии…» https://ruskline.ru/analitika/2019/11/07/pravovaya_i_socialnaya_nepriemlemost_zakonoproekta_o_domashnem_nasilii
  8. Не женский взгляд Оксаны Пушкиной. Кампания «о жестокости мужчин» имеет своей целью подавление навыков защитника Отечества
    https://ruskline.ru/news_rl/2020/01/03/ne_zhenskii_vzglyad_oksany_pushkinoi
  9. «На передовой линии за предупреждение агрессии должна быть Церковь» https://ruskline.ru/news_rl/2019/12/23/na_peredovoi_linii_za_preduprezhdenie_agressii_dolzhna_byt_cerkov
  10. Рамзан Кадыров: Закон о домашнем насилии разрушает институт семьи
    https://ruskline.ru/news_rl/2019/12/24/ramzan_kadyrov_zakon_o_domashnem_nasilii_razrushaet_institut_semi
  11. «Единодушно против». В Петербурге известные эксперты потребовали отказаться от антинародного закона о домашнем насилии
    https://ruskline.ru/news_rl/2020/01/17/edinodushno_protiv_
  12. Демографический коллапс как итог разрушения национальной идентичности https://ruskline.ru/news_rl/2019/12/24/demograficheskii_kollaps_kak_itog_razrusheniya_nacionalnoi_identichnosti

 

 

Приложения

Приложение № 1

РЕЗОЛЮЦИЯ

по результатам Общественных слушаний 
в Законодательном Собрании Краснодарского края 
на тему: «Обсуждение концепции проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», размещенного на официальном сайте Совета Федерации»


Обсудив законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», размещенный на официальном сайте Совета Федерации, участники Общественных слушаний пришли к выводу о необходимости дальнейшего совершенствования работы, направленной на укрепление традиционных нравственных основ семьи и семейного уклада, а также обеспечение правовой охраны и защиты семей и несовершеннолетних детей.

Вместе с тем, принятие представленного на обсуждение проекта федерального закона в исторически сложившихся реалиях, по мнению участников обсуждения, направлено против института семьи, в целом нецелесообразно, а может быть и деструктивно с точки зрения соблюдения прав и свобод граждан Российской Федерации. Более того, к законопроекту имеется множество замечаний правового и концептуального характера.

Исходя из общедоступной информации и статистических данных, в настоящее время однозначно выделять массовость и закономерность проявления насилия в семьях нет никакого основания. Внутрисемейные (бытовые) конфликты существовали на протяжении всего периода статистического наблюдения, а инструменты профилактики семейно-бытового насилия и привлечения виновных лиц к уголовной, административной или гражданской ответственности получили достаточное развитие в системе Российского законодательства.

Отмечено, что на сегодняшний день имеются все необходимые уголовно-правовые и административные механизмы превенции и пресечения семейно-бытового насилия, существует и активно применяется институт лишения родительских прав, органы опеки и попечительства наделены необходимой совокупностью правомочий, вполне достаточных для активной и эффективной защиты прав ребёнка, действуют подразделения по делам несовершеннолетних в системе МВД России, есть судебные механизмы защиты прав детей и других членов семей, в связи с чем попытка выделения в отдельный институт законодательства такого понятия, как «семейно-бытовое» порождает множество вопросов и неизбежно влечет за собой  правовую неопределенность и создает конкуренцию действующим нормам уголовного, административного и гражданского законодательства.

Кроме того, в законопроекте присутствует множество размытых формулировок, которые носят обобщенный и неопределенный характер, а отдельные его положения дублируют нормы действующего федерального законодательства. На практике это создаст благоприятную почву для неограниченного, бесконтрольного или чрезмерно избыточного вмешательства во внутренние дела семьи.

На территории Российской Федерации уже существуют и действуют меры профилактики семейно-бытового насилия, предлагаемые проектом в качестве «новелл».

Действующие законодательные нормы охватывают в том числе вопросы, касающиеся предоставления социального обслуживания при наличии внутрисемейного конфликта или насилия в семье, вопросы получения жертвами насилия бытовых, психологических, правовых и других социальных услуг, а такая мера профилактики, как «защитное предписание» дублирует уже имеющуюся норму Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» – «объявление официального предостережения (предостережения) о недопустимости действий, создающих условия для совершения правонарушений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения».

В проекте закона также отсутствуют критерии отбора и допуска таких организаций к деятельности в сфере профилактики семейно-бытового насилия, то есть формально таким полномочием наделяется совершенно неограниченный круг лиц, эффект от вмешательства в дела семьи которых может оказаться непредсказуемым (под видом такой некоммерческой организации свою деятельность потенциально может осуществлять организация, преследующая своей целью совершенно иные цели, в том числе идеологического, политического или религиозного характера).

По мнению участников Общественных слушаний, противоречия рассматриваемого законопроекта, правовая неопределенность последствий его применения носят не только неконструктивный характер, но и деструктивный, с точки зрения сохранения традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей. Законопроект в его сегодняшней концепции не только не решит проблему семейно-бытового насилия и не позволит усовершенствовать систему его профилактики, но и будет способствовать возникновению недоверия к институту семьи, прежде всего у молодого поколения.

Таким образом, по результатам Общественных слушаний участники решили: 

  1. Не поддерживать концепцию проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации».
  2. Отметить не только нецелесообразность его принятия, но и его подрывной характер по отношению к публичному порядку Российской Федерации, традиционным российским духовно-нравственным ценностям, в том числе традиционным нравственным основам семьи и семейному укладу российского общества.

 

 

Оставьте комментарий

Войти с помощью: